пятница, 6 апреля 2012 г.

Альтернативная избирательная философия

С.Н.Егоров, С.А.Басов
Альтернативная избирательная философия
Глава из книги
Гуманизм: от Манифеста — к Конституции России. — СПб.: СПИКС, 2011. — 92 с.
ISBN 978-5-7288-0193-5
В настоящем издании представлены Гуманистический манифест и проект Конституции Российской Федерации, разработанные участниками Гуманистического движения.
Авторы-составители депутаты Ленсовета:
С.Н.Егоров, доктор юридических наук
С.А.Басов, кандидат педагогических наук

Материалы книги, опубликованные в этом блоге:





«Любая могучая идея абсолютно восхитительна
и в высшей степени бесполезна,
пока ты не решишься заставить ее работать»
Ричард Бах

Демократичность выборов зависит от процесса, но определяется результатом.
Прежде всего, мы должны дать себе ответ на главный вопрос:
ради чего проводятся выборы. Не для чего проводит выборы власть, — это как раз понятно: главная её задача — обязательно самовоспроизвестись и, желательно, чтобы со стороны это выглядело более-менее прилично. Мы должны понять, для чего нам — обществу — нужны выборы? Какого результата от выборов ждем мы — граждане? Давайте зафиксируем это важное «открытие»: выборы для власти, и выборы для граждан преследуют абсолютно разные цели.
Статья 32 действующей Конституции говорит: граждане имеют право участвовать в управлении делами государства как непосредственно, так и через своих представителей. Очень узок круг тех вопросов, по которым мы можем управлять делами государства непосредственно. Но среди них есть один вопрос, который и является сутью, квинтэссенцией представительной демократии. Каждый из нас «имеет право» непосредственно решить — кто именно будет представлять его интересы в процессе управления делами государства. Ни из буквы, ни из духа этой Конституционной нормы нельзя сделать обоснованного вывода о том, что кто-то из нас — граждан — может быть ограничен в этом своем праве! Любая избирательная система, искусственно ограничивающая любого из нас в этом Конституционном праве, не может нас удовлетворить. Если в результате реализации той или иной избирательной системы кто-то из граждан лишается возможности управлять государством через своего представителя, такая избирательная система плоха. Причем, она тем хуже, чем большее число граждан своих представителей для управления государством не имеют. Тут уместно вспомнить У.Черчилля и признать, что плоха всякая избирательная система. Но все избирательные системы (а их сегодня с модификациями насчитываются десятки) плохи в разной степени. Обратим внимание: то, что сейчас было сказано, есть истина не только для гуманистов, для которых равноправие важнейшая ценность, но и для всех, кто признает действующую Конституцию.
Чем меньшее количество граждан имеет своего представителя (представителей на разных уровнях власти) для управления государством, тем хуже его избирательная система.
Как же нам определить, сколько граждан имеют своего представителя, а сколько — не имеют? Оставим пока в стороне тех, кто на выборы не пришел. Если гражданин пришел на выборы и проголосовал за того, кто в результате не был избран депутатом, такой гражданин точно не направил своего представителя в выборный орган власти. Но если он проголосовал за того, кто был в результате избран, это еще не значит, что он имеет своего представителя. Для решения вопроса — является ли представителем гражданина тот, за кого он проголосовал, необходимо разобраться, как кандидаты попали в бюллетень. Если не обратить внимания на этот вопрос, получится, что в приснопамятные советские времена больше 90% граждан своих представителей имели, а ведь это не так.
Всякие барьеры на пути включения кандидата в бюллетень делают наш выбор не свободным. И чем выше барьеры, тем менее свободен наш выбор. Гуманисты против любых барьеров на пути выдвижения кандидатов. Но и абсолютно свободное, вплоть до самовыдвижения, формирование бюллетеня, хотя и очень важно само по себе, но проблему не решает. Если в бюллетене сто кандидатов, а выбрать можно только одного, проголосовавшие за 99 неизбранных, не будут иметь своего представителя. Получается, что если мы выбираем только одного кандидата, то сто кандидатов в бюллетене для голосования так же плохо, как и один.
Прежде, чем начать решать гуманистически поставленную задачу — максимальное увеличение представительства граждан в выборных органах власти — нужно рассмотреть и такой вариант формирования бюллетеня, когда в нем вообще нет персоналий для голосования, — так называемую пропорциональную систему. Тут опасности поджидают нас с другой стороны. Во-первых, голосуя за партийный список, гражданин в принципе не получает собственного представителя для управления государством. Помните у Райкина: «Кто шил костюм?» — «Мы». Если мы, даже совершив насилие над здравым смыслом, в своем сознании преодолеем эту очевидную несообразность, перед нами тут же возникнет новый недостаток — обычный гражданин лишен возможности хоть как-то влиять на партийный список кандидатов. Не только в том случае, когда у него нет в наличном списке партий каких-либо предпочтений, но и в случае, когда такие предпочтения есть. Не будучи партийным функционером или хотя бы членом партии, он лишен возможности влиять на формирование партийного списка. Пропорциональная избирательная система имеет неустранимый недостаток: она нарушает наши равные избирательные права по принципу принадлежности или не принадлежности к партии, провозглашенному в ст.19 действующей Конституции. Следовательно, пропорциональная
система — не только плоха с позиций гуманистических, но и неконституционна. Это скрытая форма аристократии (добавим: и дискриминации), хотя для членов партий слово «аристократ» подходит далеко не всегда.
Таким образом, мы видим, что действующие избирательные системы опираются на две идеи, реализация которых приводит к двум избирательным моделям-антиподам: мажоритарная одномандатная система, при которой победитель получает все, и строго пропорциональная система, когда избиратель голосует не за представителя, а за список, часто ему даже неизвестный. Все остальные десятки существующих избирательных систем располагаются между этими крайними точками спектра. Оптимальная избирательная система, по-видимому, располагается где-то посередине этого спектра.
Сконструировать избирательную систему, полностью лишенную каких-либо недостатков, нам, конечно же, не удастся. Нам обязательно придется чем-то пожертвовать. Но это не страшно, лишь бы такая жертва была осознанной и минимально отдаляла нас от решения гуманистически поставленной задачи — обеспечить максимально большему числу граждан возможность направить в каждый представительный орган власти своего представителя.
Собственно говоря, особенно выдумывать ничего и не надо. Такая система давно придумана. Она называется многомандатная мажоритарная система. Суть такой системы заключается в том, что избранными депутатами в округе считается не один, а несколько кандидатов при условии, что избиратель может проголосовать только за одного кандидата. Предположим, что мы договорились считать избранными только двух кандидатов, набравших в округе относительное большинство голосов. Даже в этом случае, практически почти ничем не отличающемся от действующего строго мажоритарного принципа, мы, не прилагая почти никаких усилий, увеличиваем количество граждан, имеющих своих представителей, почти в два раза, т. е. в два раза приближаемся к гуманизму по этому параметру. А за счет дополнительных положительных эффектов, о чем скажем ниже, и более, чем в два. А если считать избранными трех или четырех первых кандидатов?
Идеальной, с точки зрения достижения гуманистически поставленной задачи, является многомандатная избирательная система при голосовании в едином (одном) округе по избранию представительного органа. Для Государственной Думы таким округом должна быть вся Российская Федерация. Для Законодательного собрания Санкт-Петербурга — весь Санкт-Петербург. Для Государственного совета Татарстана — весь Татарстан и т. п.
И вот здесь настает момент обсуждения возможных компромиссов, принесения осознанных жертв. Представляется, что на уровне субъектов Российской Федерации и, тем более, при избрании представительных органов местного самоуправления, избирательный округ должен и может быть один. Другое дело, вся Россия с ее огромной территорией и Государственной Думой в 450 депутатов. Организационно-технические сложности могут оказаться чрезмерными, и тогда мы должны пойти на жертвы. Мы можем пойти на то, чтобы лишить возможности, например, сторонников кандидата Черепкова, проживающих за пределами Приморского края, проголосовать именно за этого кандидата. Нам нужно оценить, чем же мы жертвуем — увеличим организационно-технические трудности или лишим прав какую-то часть избирателей? При этом нужно учесть два обстоятельства.
Во-первых, всегда будет какая-то часть кандидатов, которая не будет избрана, и, следовательно, граждане, проголосовавшие за этих неизбранных кандидатов, так и не будут иметь своего представителя. Во-вторых, добавление каждого последующего кандидата к списку избранных добавляет все меньшую и меньшую долю к числу граждан, получивших своего представителя. Анализ многочисленных избирательных кампаний показывает, что 5-6 кандидатов, набравших относительное большинство голосов в одномандатном округе, аккумулируют в сумме более 90% голосов избирателей округа.
Таким образом, удачным компромиссом для выборов депутатов Государственной Думы представляется образование избирательных округов, совпадающих по своим границам с границами существующих субъектов РФ. Тогда самым «многомандатным» округом, к примеру, будет Москва, которая выберет 20 депутатов. Предлагаемая избирательная философия кроме обеспечения основополагающего принципа — равного избирательного права, обладает и другими положительными эффектами. Коснемся только двух из них.
Половина избирателей сегодня на выборы не ходит. Наверняка значительная часть из них не ходит на выборы именно потому, что обоснованно считает, что им там делать нечего. «Сколько раз я уже ходил на выборы напрасно. Обычно в бюллетене не было приличных кандидатов и приходилось голосовать «против всех». Если же в бюллетене был кто-то приличный, избранным всегда оказывался кто-то другой. И так всегда!». Если мы дадим человеку надежду на то, что его кандидат, заняв третье или четвертое место, все равно может быть избран, этот человек пойдет на выборы и проголосует. А ведь среди не голосующих сегодня очень велика доля демократически настроенных граждан. Это наши союзники, наш неиспользуемый резерв. И второе. Пользователи административного или финансового ресурса наглеют все больше и больше. Законодательная борьба с ними — тема отдельного разговора в рамках обсуждения альтернативной избирательной философии. Но об одном обстоятельстве можно сказать уже сейчас.
Использование подобных ресурсов опирается на принцип: победитель получает всё. Проплатить, вбросить, охмурить всегда легче, когда есть только один победитель, не важно, человек это или партия. Сделать так, чтобы у победителя было на 100, на 10, на 1 голос больше, у них получается с завидной легкостью. А если победителей должно быть 5, или 10, или 15? В этих случаях эффективность использования грязных избирательных ресурсов и технологий резко снижается!

Судьба России в XXI веке
Справка об этом сайте.

Какое государство сложится в России в 21 веке: монархия, демократия, анархия, деспотия, олигархия или, может быть, клерикализм?

Группа депутатов Ленсовета 21 созыва (полномочия с 1990 по 1993 год) и в настоящее время внимательно следят за судьбой России, публикуют в этом сетевом журнале свои ссылки на интересные сообщения в Интернете, наблюдения, предложения, газетные вырезки, заметки, статьи.
Блог придуман после выборов в представительные органы власти в декабре 2011 года, которые, по мнению наблюдателей, были сфальсифицированы.
Народ возмутился столь явным обманом и вышел на массовые демонстрации протеста. Авторы публикаций в этом блоге общественник Юрий Вдовин, петербургский адвокат Сергей Егоров, политик Павел Цыпленков, искуствовед Сергей Басов, автор концепции сферной политики Лев Семашко, действительный государственный советник Леонид Романков, писатель Александр Сазанов в декабре 2011 года сделали соответствующие заявления.

На страницах этого дневника - публикации о истории, войне, экономике, финансах, политике, культуре:




Новейшая история России в книге
«Колбасно-демократическая революция в России. 1989-1993»

The Fate of Russia in XXI Century
Philosophy of blog.

What kind of state will become Russia in the 21st century: anarchy, democracy, monarchy, despoteia, oligarchy or, perhaps, humanism?

Petersburg politics convocation (powers from 1990 to 1993) today preoccupied follow the fate of Russia, publish in this online journal his articles, links to interesting posts on the Internet, Offers, press clippings, Notes, observation.
Blog launched after the election to representative bodies in December 2011, which, according to observers were rigged.
The people protested so obvious fraud and went rallies. Deputies of in December 2011 made declarations.

On the pages of this online journal you will find interesting articles:




The fate of the revolutionary reforms in the book
« Sausage-democratic revolution in Russia. 1989-1993»

Комментариев нет :

Отправить комментарий